gloomyGentleman
no.
То, что в твиттере легко забывается и весело уплывает вниз в бесконечной ленте сообщений, здесь висит вечным мёртвым грузом. Я стараюсь не перечитывать свои старые посты, потому что меня охватывает какой-то жуткий стыд. Не за что, казалось бы.
Я многого недоговариваю. По жизни. Всегда. Всё бы ничего, если бы оно не имело свойство накапливаться и переливаться через край в виде новой порции замкнутости и неуверенности в себе. С другой стороны, я не могу рассказать ничего внятного тому, кто жаждет выступить в роли жилетки, просто потому что я боюсь сболтнуть лишнего, боюсь, что меня не так поймут, подумают не то, что следовало бы. Отчасти поэтому я всегда стараюсь лучше узнать других, понимать всё так, как надо, советовать что-то. Когда я спрашиваю о чём-то, я действительно заинтересована в этом, это такое же проявление доверия с моей стороны, как тактильные контакты, ведь я - любитель трогать людей без причины и огорчаюсь, когда меня отторгают. Мне всегда любопытно, как видят мир другие, насколько моё мировоззрение отличается от чужого. Но мало кто мне раскрывался, а просить об этом минимум неприлично, ведь на это тоже есть какие-то причины.
Альфред говорит, что представляет свою голову огромной помойкой с дельфинами, а я всегда была уверена, что мой разум - это небольшая записная книжка с корявыми текстами и быстрыми рисунками. Из неё выпадают листы, между страницами прячется куча маленьких записок, кое-где пятна от кофе и чернил. Вроде всё необходимое на месте, но найти что-то целостное и завершённое практически невозможно. Текст обрывается в одном месте и продолжается через сотни страниц, он зачёркивается, переписывается снова и снова. Неслышимая музыка, невидимые красочные рисунки, мёртвые идеи, несуществующие люди. Люблю выуживать с дальних страниц напоминания о том, что могло бы случиться, но не случилось.
Я ни о ком не забываю, никогда. Вы все записаны, господа.